Allesya.ru

Женский журнал Алеся
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советские вундеркинды и их трагическая судьба

Советские вундеркинды и их трагическая судьба

Вундеркинд — дословно «чудо-ребенок» — мечта многих родителей, но каково приходится им самим? Одаривая человека сверхспособностями в творчестве или науке, природа часто отбирает что-то другое — здоровье, способность дружить и общаться со сверстниками.

Трагические судьбы советских детей — вундеркиндов

Всех этих детей природа наградила невероятными талантами, они поражали практически весь мир своими феноменальными способностями, рано познали славу, подавали большие надежды… Вот только простого человеческого счастья эти мальчишки и девчонки, увы, познать не смогли. Их звезды погасли также быстро, как и зажглись. Ведь судьба порой просит очень дорогую цену за свои подарки.

Ника Турбина (1974-2002)

Уже в 4 года Ника сочинила свои первые стихи: она болела астмой, поэтому страдала бессонницей. Тогда девочка и продиктовала маме все то, о чем, по ее словам, говорил ей Бог, хотя писать еще не умела.

Родители девочки были творческими людьми: мать – художница, отец – актер. Но их дочь обошла их по части одаренности: уже в 8 лет стихотворение юной поэтессы опубликовали в «Комсомольской правде», после чего ее заметил Евгений Евтушенко. Он же и написал предисловие к первому сборнику Ники «Черновик», который увидел свет уже через два года. Книга имела такой успех, что была переведена на 12 языков.

Ника Турбина с мамой. Источник — ТАСС

Уже в 10 лет Турбина приняла участие в престижном международном фестивале «Поэты и Земля», который проходил в рамках «Венецианского биеннале», и получила главный приз – «Золотого льва». К слову, до этого подобной высокой награды из наших соотечественников удостаивалась лишь Анна Ахматова, и то, когда ей было уже 60.

Девочка успела сняться в двух фильмах, путешествовала по всему миру. Уже тогда американские врачи, опасаясь чрезмерной нагрузки, посоветовали бабушке Ники обратиться к психологам. Но родные не прислушались к словам докторов.

Вскоре популярность Турбиной пошла на убыль, а Евтушенко отказался от покровительства, считая, что мама и бабушка юной поэтессы хотят лишь вытянуть из него деньги. Девочка посчитала это предательством, но позже от своих слов отказалась.

Швейцарский психолог Джованни Мастропаоло,

Слава, а затем потеря интереса публики тяжело сказалась на психике вундеркинда: уже в старших классах она начала прогуливать учебу, выпивала и пыталась покончить с собой. В 16 лет поэтесса неожиданно вышла замуж за итальянского психолога, который был старше ее на 60 лет, но прожила с ним всего полгода и вернулась в Москву.

Мечтая стать актрисой, она поступила во ВГИК, но вскоре забрала документы. Впрочем, в столичный институт культуры Нику взяли без экзаменов. Вначале девушка, и правда, пыталась взяться за учебу, вновь начала писать стихи. Но в 20 лет Турбина, которая уже не единожды «кодировалась», вновь сорвалась. А в конце первого курса она не явилась на экзамены и была отчислена.

В последующие годы Ника практически нигде не работала, но принимала участие в театральной самодеятельности и иногда сочиняла сценарии для детских представлений. Впрочем, разгульный образ жизни она не оставила и однажды во время очередного застолья с друзьями сорвалась с пятого этажа. Травмы, полученные при падении, оказались несовместимыми с жизнью. До сих пор остается загадкой: решила ли сама Турбина свести счеты с жизнью или это был несчастный случай. Ей было всего 27 лет.

Дождь , ночь , разбитое окно.
И осколки стекла
Застряли в воздухе,
Как листья,
Не подхваченные ветром.
Вдруг — звон…
Точно так же
Обрывается жизнь человека.

Павел Коноплев (1973-2002)

Паша Коноплев не зря считался гением: уже в 3 года он решал математические задачи, в пять лет играл на пианино, в 6 — вычислял в уме логарифмы, а в 10 — легко справлялся с заданиями по физике, которые были под силам не всем старшим школьникам.

Интересно то, что еще в роддоме доктора боялись, что у мальчика может развиться слабоумие из-за подхваченной инфекции.

Наталья Коноплева, мама Павла:

«Все эти разговоры не могли нас не пугать. Когда Паше было три года, муж решил проверить, отстает ли ребенок в развитии. Задал малышу задачку: «В одной корзинке одной яблочко, в другой – одно. Если их сложить в одну корзинку, сколько будет?» Паша радостно ответил: «Два!» С тех пор, засыпая, он всегда просил поиграть «в яблочки». Вскоре стал большие цифры складывать, умножать. Нормальным детям это скучно, а ему нравилось – видно, требовалась тренировка для ума…»

Но уже в 6 лет нейропсихолог, который протестировал Пашу, заключил, что его IQ равен 142 (для сравнения, у Эйнштейна он был 160).

Паша Коноплев

Коноплев входил в числе тех первых людей, которые работали над созданием программы для отечественного компьютера БК-0010. В 15 лет он уже окончил школу, а в 19 – стал аспирантом МГУ.

Именно в этом возрасте у парня случился душевный перелом: вспышки агрессии чередовались с чувством отчаяния и эмоциональными срывами. Возможно, причиной тому стало то, что у Коноплева не было нормального детства, а все сверстники относились к нему, как к белой вороне. Вероятно и то, что Павел не выдержал колоссальной умственной нагрузки и не смог справиться со своей гениальностью. Он даже пытался уйти из жизни, вскрыв себе вены, после чего попал в психиатрическую больницу.

Врачи лечили Коноплева с помощью «тяжелых» препаратов, которые вместе с тем, что должны были восстановить его душевное равновесие, отрицательно воздействовали на его гениальный ум. Из больницы Паша так и не вышел и скончался в 29 лет из-за оторвавшегося тромба.

Александра Путря (1977-1989)

Несмотря на то, что Саша Путря прожила недолгую жизнь, она оставила после себя большое творческое наследие: более 2 тысяч работ – 46 альбомов с рисунками. Кроме этого сохранились ее вышивки, фигурки из пластилина, изделия из бусинок, выжженные по дереву картины, икона и даже технические чертежи, которые, как надеялся ребенок, помогут людям добраться до Луны и делать асфальтовые дороги без трещин.

Саша Путря с отцом

Родители Саши — творческие люди: мама преподавала в музыкальном училище, папа был художником. Сама же девочка начала рисовать уже в три года. Но отцу, который вначале пытался обучить ее по академической программе, она дала отпор, отстаивая свое право самостоятельно формироваться как художник. И, правда, к каждой работе ребенок подходил осмысленно и в каждый рисунок вкладывал особый, взрослый, смысл. А позже, после просмотра фильма «Танцор диско», Путря увлеклась индийскими мотивами: создавала на бумаге образы божеств, животных, любимых героев и актеров.

Евгений Путря, отец Саши:

«Меня буквально ошеломила одна из самых первых работ Сашеньки, которая, к сожалению, не сохранилась. Как-то мы читали воспоминания друзей Пушкина по лицею и узнали, что они называли его между собой Сверчком. Сашеньку это рассмешило, и она уже через пятнадцать минут нарисовала поэта в обличье сверчка. Я был потрясен. Такое сходство! Этому ни в одном институте не научат».

В 5 лет у Саши неожиданно появились проблемы со здоровьем: она все чаще жаловалась на слабость и боли в теле. После обследования врачи поставили ей диагноз лейкемию и вынесли приговор, что девочке осталось жить не больше двух месяцев. Но юная художница боролась со страшной болезнью еще 6 лет.

Александра Путря вундеркинд

Умерла Путря в 11 лет. Ее похоронили в индийском сари и вложили в гроб ее талисман – портрет любимого актера Митхуна Чакроборти. Незадолго до смерти Саша попросила отца приложить руку на бумагу и обвела ее, а сверху наложила контур своей ладони. Последняя работа художницы стала известна под названием «Сириус» — именно на эту звезду девочка хотела полететь после смерти.

Александра Путря «Сириус» (1989)

О талантливой художнице узнал весь мир: за все это время по всему миру состоялось более 100 ее персональных выставок, а в Австрии даже с рисунком Саши был выпущен почтовый конверт.

Надежда Рушева (1952-1969)

Надежда Рушева оставила после себя около 12 тысяч рисунков, среди которых очень много иллюстраций к книгам. Впрочем, точное количество ее работ подсчитать невозможно – многие из них талантливая художница подарила друзьям и близким, а некоторые так и не вернулись с выставок.

Надя – дочь художника и балерины — начала рисовать в пять лет. Причем она никогда не пользовалась эскизами и ластиком. А уже в пятом классе прошла ее первая персональная выставка. Почти сразу же журнал «Юность» в одном из выпусков опубликовал рисунки юного дарования. В последующие пять лет работы Рушевой увидели ценители искусства не только из СССР, но и Румынии, Чехословакии, Индии и Польши. К тому же девочка стала автором иллюстраций к роману Толстого «Война и мир». После этого многие начали пророчить ей славу книжного графика.

Рушева иллюстрации мастер и Маргарита

Надежда стала первой художницей, которой доверили делать иллюстрации к только вышедшему в СССР роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

Вдова писателя Елена Сергеевна на титульной странице книги, где были изображены Берлиоз и Бездомный на Патриарших прудах, тогда написала:

«Как жаль, что я не знала это необыкновенное существо — Надю Рушеву».

Смерть Нади Рушевой была внезапной: ей было всего 17 лет, когда во время того, как она наклонилась завязать шнурок на обуви, произошло кровоизлияние в мозг. О том, что у нее был врожденный дефект сосуда головного мозга, никто не знал.

Читать еще:  8 эпатажных романов Анджелины Джоли

Алексей Султанов (1969-2005)

Алешу Султанова называли «юным Моцартом»: уже в год он впервые пытался сесть за пианино, в два – научился играть, а в пять – начал сочинять свои первые мелодии, в 8 – исполнял произведения Баха.

Родители мальчика, сами известные музыканты, решили, что только упорный труд поможет их сыну достичь успеха, поэтому мальчик почти все детство не отходил от инструмента, бесконечно оттачивая свое мастерство.

Однако играть со сверстниками Алеше не разрешалось. К тому же в 8 лет у него уже развилась булимия, а его психическое состояние в подростковом возрасте начало ухудшаться: музыкант мог сломать дорогостоящий инструмент или поранить себе руки перед важными конкурсами. К тому же его начали посещать параноидальные мысли: юноша утверждал, что умрет от инсульта.

Алексей Файзуллаевич Султанов

Алексей победил в Международном конкурсе пианистов имени Вана Клиберна, после чего начал много гастролировать. Учился музыкант в Московской консерватории, но ушел с третьего курса и переехал в Соединенные штаты. Но, несмотря на то, что в гениальности юноши мало кто сомневался, его выступления часто сопровождались скандалами.

Однажды на одном из конкурсов члены жюри решили совсем не присуждать первую премию, а дипломом второй степени наградить Султанова, но он отказался от приза. После этого у 26-летнего пианиста случился инсульт. А позже, во время проведения еще одного конкурса, судьи посчитали его исполнение слишком вольным и темпераментным и не пропустили участника в третий тур. Тогда уже волна возмущения поднялась в СМИ.

Но здоровье музыканта начало давать сбои. Всего же Султанов к 32 годам перенес пять приступов, не видел на один глаз и был частично парализован. А в 35 лет он, как и предсказывал, скончался от инсульта.

Выдержка из статьи в «Литературной газете» (1998 г.):

«Его бунтарская душа пронеслась под сводами конкурсного зала – в облике ли Шопена или Бетховена, Чайковского или Прокофьева, оставив гипнотический след музыкального инакомыслия и щемящую печальную мысль о том, что конкурс Чайковского уже никогда не назовет Султанова в числе своих победителей»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Они просто хотели быть детьми: тяжёлая судьба советских вундеркиндов

Талантливый человек притягивает к себе внимание, ему завидуют, но и требуют от него большего. Как быть, когда твой талант раскрылся слишком рано, еще в детстве?

Ребенок-вундеркинд априори лишен детства: детство со сбитыми коленками и прогулки во дворе так и остаются призрачной мечтой. А повышенное внимание к его персоне иногда оказывает негативное влияние на психику и здоровье.

Максим Трошин — мальчик с грустными глазами

Раскрыть музыкальный талант Максиму помогла болезнь. Мальчик страдал астмой, и врач порекомендовал отдать его в музыкальную школу по классу духовых, чтобы развивать легкие. Родители решили сделать это сразу — их не смутило, что ребенку было всего 2 года. Максим полюбил музыку всей душой и в 9 лет уже написал свое первое произведение.

Трошин прожил хоть и недолгую, но яркую жизнь: он писал музыку, преподавал в музыкальной школе, выступал с концертами, участвовал в церковном хоре. Максим умер в возрасте 17 лет при невыясненных обстоятельствах. В СССР Трошина называли мудрым мальчиком с грустными глазами.

Полина Осетинская — маэстро

Слава пришла к девочке в 6 лет — именно тогда она собрала свой первый полный зал. Спустя два года Полина начала гастролировать по стране. Она еле выдерживала напряженный график: бесконечные концерты, а дома вместо отдыха ее ждали нескончаемые репетиции, чтобы отточить мастерство до идеала.

Ее отец Олег Осетинский — советский режиссер и сценарист, но прославился именно как папа девочки-пианистки. В 13 лет Полина сбежала из дома, не выдержав постоянного террора отца, но позже ей пришлось вернуться. Бесконечные репетиции не убили в Осетинской любовь к музыке, она окончила консерваторию и продолжает давать концерты, а также учить детей. Правда, подход в педагогике она выбрала более мягкий.

Гата Камский — номер один в шахматах

Родители сразу поняли, что в их семье родился гений. В два года он бегло читал, в 6 — играл на фортепиано, а затем в его жизни появились шахматы. Веселое детство и футбол всем двором Гата променял на упорные тренировки. Родители внушили мальчику, что он «номер один, он лучший».

В 16 лет Камский стал гроссмейстером, а в 19 он уже играл с легендарным Карповым. Правда, тот поединок закончился проигрышем Гаты. Камский тяжело переживал: он считал, что был опозорен, и много лет не прикасался к шахматам. Сейчас Гата живет в США. Он построил великолепную карьеру и считает, что толчком для него был тот самый проигрыш.

Александра Путря — маленькая художница

Когда Саше было 5 лет, ей диагностировали тяжелое онкологическое заболевание. Предстояли длительное лечение и реабилитация. Врачи, чтобы хоть как-то отвлечь малышку от постоянных болей, предложили ей краски и альбом. Так Саша поняла, что рисование облегчает страдания.

Позже девочка стала рисовать фломастерами. Ее рисунки были наполнены глубоким смыслом и болью: за несколько лет она создала более двух тысяч работ, которые до сих пор актуальны и выставляются в разных музеях. Александра Путря так и не смогла выкарабкаться, она умерла в 11 лет.

Алексей Султанов — музыкальный гений

В 4 года родители впервые увидели в нем интерес к фортепиано и отдали в музыкальную школу. В 5 лет он уже писал свои произведения. Не удивительно, что во дворе его стали называть Моцартом.

Но спустя время любовь к музыкальным инструментам переросла в ненависть. Алексей хотел жить как обычные дети, играть во дворе и прогуливать уроки. Но родители считали, что бросать музыку — это преступление. Султанов не раз калечил свои руки только ради того, чтобы пропускать занятия. Особенно тяжело пианисту пришлось в подростковом возрасте. Он страдал от депрессии и булимии, нервные срывы сменялись один за другим. В 32 года он перенес сразу пять инсультов подряд, а в 36 лет Алексея не стало.

Ника Турбина — юная Ахматова

Каждый советский школьник знал Нику, ее талантом восхищался Евтушенко. Девочка начала писать стихи с 4 лет, когда толком и читать-то не умела. А в 12 лет Турбина получила «Золотого льва» — престижную премию в мире литературы.

Вскоре Ника исчезла: многие думали, что она уехала учиться за границу, но на самом деле Турбина находилась в психиатрической лечебнице в Швейцарии. Там же она вышла замуж за своего врача, который был старше нее на 60 лет. Семейная жизнь была недолгой. В середине 90-х Ника впервые совершила попытку самоубийства, а спустя два года повторила прыжок из окна. Второй раз Турбину спасти не удалось.

Паша Коноплев

В восьмидесятых годах прошлого века восхищались феноменом невероятных способностей Коноплева Паши. В три года он уже читал, решал сложные примеры в уме, в пять лет научился играть на фортепиано, в восемь — увлекся физикой. Единственное, что не выходило у Паши — найти друзей. Ровесники опасались странного мальчика или в открытую над ним издевались.

В пятнадцать лет Павел уже учился в техническом ВУЗе, в восемнадцать — стал одним из разработчиков первых бытовых компьютерных программ. Слава Паши стала для него и погибелью.

Уникальные способности стали причиной огромной нагрузки на психику. В возрасте двадцати девяти лет он умер в психиатрической больнице.

Кто из советских вундеркиндов смог стать успешным в жизни

Побывав на месте этих детей, многие бы отказались иметь такие сверхспособности. У многих советских вундеркиндов жизнь закончилась трагически. Только единицам удалось, несмотря ни на что, стать успешными и просто дальше жить.

Савелий Косенко

Савелию в 11 лет удалось поступить на первый курс московского технического вуза. Кто бы мог подумать, что ребенок в 11 лет способен написать полноценный учебник по физике. А Савелию Косенко это с легкостью удалось. Его рекорд зафиксирован в легендарной книге Гиннесса. Учился сразу на 2 факультетах, окончив институт в 16 лет. Жизнь Савелия Косенко сложилась хорошо.

Он не погиб и не покончил с собой, как большинство. Сейчас живет в Канаде, управляет несколькими компаниями и твердо стоит на ногах. Сам Савелий уверен, что дети-вундеркинды глубоко несчастные люди. У них нет счастливого и беззаботного детства. Они не могут себе найти друзей, но часто подвергаются непониманию и травле общества. Он уверен, что все должно идти своим чередом. А «скорость в учебе» только вредит таким людям, как морально, так и физически.

Полина Осетинская

Полина Осетинская была еще одним ребенком-вундеркиндом в СССР. Она уже ездила с концертами по стране в 6 лет. А когда ей исполнилось 8 лет, то она могла отыграть музыкальные произведения по памяти на 30 часовой концерт. У ее отца была навязчивая идея сделать из дочери великую пианистку. Каждый день Полина занималась по много часов. Если отец видел малейшее отклонение в обучении, он ее жестоко наказывал.

Читать еще:  Где покупать одежду для полных? Интернет-магазины с доставкой

Конечно, о гениальной юной пианистке заговорили по всему миру. Но никто не догадывался через что проходит ребенок каждый день. Полине удалось начать новую спокойную жизнь после того, как она в 13 лет сбежала из дома. Она сумела экстерном окончить консерваторию в Санкт-Петербурге, и написать книгу-воспоминаний «Прощай грусть». После ее выхода многие узнали правду о методах обучения ее гениального отца. Она долгое время выступала с гастролями по всему миру. Ее личная жизнь тоже сложилась – муж и 3 детей. С отцом они не общаются, но он сразу же после скандала уехал в США.

Россия и Китай наблюдают за отступающими США – The Wall Street Journal

Отступление Америки из Афганистана заканчивается трагически, и это имеет масштабные стратегические последствия. Одно из главных заблуждений, лежащее в основе мантры о «прекращении бесконечных войн», заключалось в том, что вывод войск затронет только Афганистан.

Напротив, уход представляет собой серьезную и вызывающую глубокое сожаление стратегическую реорганизацию для США. Китай и Россия, наши главные глобальные противники, уже пытаются пожать плоды.

Они и многие другие судят об уходе из Афганистана не только по его прямым последствиям для глобальных террористических угроз, но и по тому, что это говорит об американских целях, возможностях и решительности во всем мире.

В ближайшей перспективе, отвечая как на угрозы, так и на возможности, исходящие из Афганистана, Китай будет стремиться усилить свое и без того значительное влияние в Пакистане; Россия сделает то же самое в бывших советских республиках Средней Азии; и обе страны будут расширять свои ближневосточные инициативы, зачастую вместе с Ираном. Свидетельств того, что Белый дом готов ответить на любую из этих угроз, немного.

В более долгосрочной перспективе Пекин и Москва будут наслаждаться естественным разделением труда, угрожая Америке и ее союзникам на трех различных аренах: Китай на длинной дуге своей периферии от Японии через Юго-Восточную Азию до Индии и Пакистана; Россия — в Восточной и Центральной Европе; и российско-ирано-китайское entente cordiale — на Ближнем Востоке.

«Владимира Путина, несомненно, воодушевило то, что на июньском саммите он увидел слабого, сникающего президента США (…). Последующие капитуляции Байдена по «Северному потоку-2″ и Афганистану теперь наверняка вызывают у Путина широкую улыбку. Он будет действовать агрессивно в Центральной Азии, чтобы остановить любой возрождающийся исламский терроризм, но его долгосрочной целью будут европейские соседи России», — считает Джон Болтон.

Путин видит беспорядок в Европе, которая опасается возобновления эндемического конфликта, в основном потому, что она боится того, что Америка будет колебаться и даже существенно отойдет от мировых дел.

Хотя президенты Трамп и Байден не являют собой тенденцию — первый был отклонением; второй — просто типичный демократ — тот факт, что Байден не предупредил союзников по Организации Североатлантического договора об уходе из Афганистана, подорвал и без того слабый уровень доверия.

Неизбежные призывы к усилению «европейской» военно-политической роли ждет судьба предыдущих усилий. Европейский Союз никогда не сможет стать глобальным геостратегическим игроком, потому что он обычно использует больше риторики, чем ресурсов.

США должны работать с суб-НАТОвскими коалициями, в основном, с представителями Центральной и Восточной Европы, и находящимися под угрозой странами, не входящим в НАТО, чтобы противостоять имперским инстинктам Путина. Наша расстановка сил в Европе может быть скорректирована соответственно.

На Ближнем Востоке Иран является предпочитаемым поставщиком нефти для Китая и партнером России в поддержке сирийского Башара Асада. Для Пекина и Москвы Тегеран является суррогатом работы по дестабилизации и каналом для расширения их влияния во всем регионе, что недавно продемонстрировало соглашение о военном сотрудничестве между Россией и Саудовской Аравией.

Эр-Рияд страхуется от неодобрения США и возможного сближения с Тегераном в стиле Обамы. Арабы Персидского залива опасаются, что вывод американских войск из Афганистана может предвещать то же самое в Ираке или даже вывод сил с крупных военно-воздушных и военно-морских баз США в их странах. Кто бы не стал подстраховываться?

Вашингтону следует категорически не присоединяться к ядерной сделке с Ираном 2015 года. Эта часть проста, хотя администрация Байдена все еще не понимает ее. Ключ заключается в признании того, что цели Ирана в корне противоречат целям Америки, Израиля и большей части арабского мира. Только смена правительства Тегерана дает шанс уменьшить угрозы во всем регионе, а это последнее, чего хотят Китай и Россия.

К сожалению для тех, кто считает, что уход из Афганистана был разовым решением с ограниченными последствиями, мир намного сложнее. Результаты уже глубоко отрицательны, и Китай и Россия вкладываются в то, чтобы сделать их еще хуже. Для нас же.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube

Вундеркинд из Ялты: как мать и бабушка разрушили детство Ники Турбиной — самой юной поэтессы СССР

Её стихи за несколько лет напечатали крупнейшие газеты СССР, вся страна восхищалась недетскими рифмами Ники Турбиной и пыталась разгадать секрет их создания. Первый поэтический сборник Ники вышел, когда ей было восемь. В 15 про неё практически забыли. В 27 она умерла. А через много лет после её смерти выяснилось, что звезду из девочки обманом сделали мать и бабушка. Ко Всемирному дню поэзии рассказываем трагическую историю Ники Турбиной.

Идиотка или Богом данная

7 ноября 1978 года бабушка будущей поэтессы Ники Турбиной собиралась на демонстрацию и пыталась найти свои праздничные зеленые колготки, которые берегла специально для этого события. Она зашла в комнату внучки и увидела, что трёхлетняя Ника сплела из ее колготок тугую косу — она часто так делала, когда нервничала. У бабушки случилась истерика, на Нику набросилась мать — Майя Никаноркина.

Девочку поставили в угол, одну в комнате — бабушка и мать ушли на кухню, в квартире повисла тишина. «Мы сидели и думали: она идиотка или Богом данная?» — вспоминала тот день бабушка Ники, Людмила Карпова. Тишина затянулась. Они прислушались. Пошли посмотреть. Ники в комнате не было. Она собрала свои вещи, еще не умела одеваться сама — и с курткой в руках вышла на лестничную клетку.

— Мы ее схватили, плачем, трясемся, — уже после смерти Ники рассказывала Карпова. — Принесли в коридор, а она говорит: «Не унижайте меня!» У Майки началась истерика, я пошла и купила коньяк, мы выпили и немного успокоились.

Астма, аллергия, диабет

Ника Турбина, по паспорту Торбина, родилась 17 декабря 1974 года в Ялте. Ее отец, оперный режиссер Георгий Торбин, всегда жил отдельно, девочку воспитывали бабушка и мать. Дом, в котором выросла Ника, был знаменит своим гостеприимством, там часто собирались писатели и поэты — читали стихи, помногу и громко. Когда Ника прославилась, среди поклонников ходила легенда, что ее отец — Андрей Вознесенский.

У Ники с детства была аллергия на шерсть животных, бронхиальная астма и диабет. Ее бабушка и мать много курили, держали нескольких кошек. Девочка плохо спала — чтобы решить эту проблему, мать регулярно давала ей димедрол. К пяти годам, по воспоминаниям бабушки, бессонница стала хронической: «Ника не спала ни днем ни ночью. Однажды услышав, как она что-то лепечет в своей комнате, я спросила:

— Никуша, с кем ты разговариваешь?

— Какой Бог, о каком Боге идет речь? — подумала я, — меня же, если узнают, могут исключить из партии, а Нику заберут в психушку. Мы с Майей думали, что она чокнутая».

Когда Ника все-таки засыпала, она часто кричала во сне. Однажды ее мать записала эти крики, а утром сказала дочери, что та сочинила стихи и теперь их нужно выучить

Девочка послушно учила, и скоро таких стихов накопилась целая тетрадка. Мать сделала ей прическу «под Цветаеву» и научила декламировать в стиле Андрея Вознесенского — громко, экспрессивно, с жестикуляцией. Надрывный стиль чтения станет визитной карточкой юной поэтессы Ники Турбиной.

Гипсовый лев

Бабушка Ники, Людмила Карпова, работала в гостинице в Ялте, куда часто заезжали знаменитости литературного мира. Однажды она познакомилась с писателем Юлианом Семеновым и уговорила его прочесть стихи, которые написала ее четырехлетняя внучка. Семенов прочитал и не поверил, что это написал ребенок. Но по возвращении в Москву рассказал о Нике журналисту «Комсомольской правды».

29 августа 1982 года, за три дня до того, как Ника Турбина пошла в первый класс, в газете «Советский Крым» на третьей странице появилась первая публикация ее стихов. Это были стихотворения «Лошади в поле» и «Утром, вечером и днем…».

Журналисты крупнейших советских газет приезжали в Ялту, и каждый рассказывал свою версию того, как у маленькой девочки получаются такие взрослые и трагичные стихи:

  • «Маленькая девочка из Ялты, в четыре года испытавшая мучительные ночные кошмары, неожиданно для себя самой нашла из них выход. Еще не умея писать, она стала диктовать рифмованные фразы, рождающиеся в ее сознании, маме и бабушке».
  • «Ей было четыре года, когда впервые появился этот голос… Он приходил к ней по ночам и не давал покоя. Он диктовал ей строчки совсем недетских, мощных, убедительных стихов… Она была совсем крохой, но ее характер уже тогда был железный — она буквально заставляла маму и бабушку садиться у кровати и записывать в блокнот под диктовку…»
  • «Ника с детства страдала бронхиальной астмой тяжелой формы, не спала по ночам до двенадцати лет и, чтобы справиться с длинными пустотами ночи, рифмовала строчки, сначала бессознательно, пугаясь, а потом уже не освобождаясь от ритмичного властного хоровода. Это была не ее блажь и не сумасшествие, а всего лишь некоторая форма защиты от страха смерти и боли. Такую защиту посылает Вселенная или… Бог в ответ на бессознательную мольбу ребенка».
Читать еще:  Советские и российские вундеркинды: истории со счастливым финалом

Но стихи, которыми восхищался весь Союз, как выяснил через много лет после смерти Ники ее биограф Александр Ратнер, писала мать — Майя Никаноркина. Из обрывочных фраз, которые дочь произносила во сне или придумывала, Майя собирала строфы, а потом просила дочь переписать их своим почерком.

Первая книга стихов Ники Турбиной вышла, когда ей было восемь лет. С публикацией помог поэт Евгений Евтушенко, он же написал предисловие. Книгу перевели на 12 языков. Многие, особенно профессиональные литераторы, сомневались в том, что такие стихи могла написать восьмилетняя девочка.

Писатель Валентин Берестов, например, обратил внимание, что это «взрослые стихи не очень талантливой женщины»

К четвертому классу сама Ника еще не умела грамотно писать и очень плохо училась — из класса в класс ее переводили только благодаря специальному отношению учителей к маленькому гению. Но в десять лет вместе с Евгением Евтушенко она поехала в Венецию и получила там «Золотого льва» — главный приз фестиваля «Поэты и Земля». До нее из советских поэтов его получала только Анна Ахматова. Вернувшись со «львом» домой, Ника попыталась отпилить у него лапу, чтобы продать золото по кусочкам, а деньги отдать маме и бабушке. Но «лев» оказался гипсовым.

О том, как детство не убить

Ника Турбина стала знаменитостью. На записи одного из концертов, снятого в 1983 году, Евгений Евтушенко приглашает на сцену симпатичную щекастую девочку с родинкой над губой. В короткой светлой кофточке, завершая каждую строчку взмахом кулака, она, сильно переигрывая и отрабатывая мимически, читает:

— Междугородние звонки. Вы с Богом наперегонки. Вокруг планеты — кто кого? От крика лопнуло стекло.

— Мы будем молча говорить. О том, как детство не убить.

Жесты — явно подсмотренные, не всегда соответствующие словам, которые она произносит. Видно, что девочке нравится быть на сцене, но стихи она скорее заучила, чем сочинила. И какая злая ирония появляется в строчке про детство, если знать, что написала их не восьмилетняя девочка, а ее мать — не слишком талантливая художница, бывшая любовница поэта Вознесенского. В общем-то, детство ее как раз и убившая.

Есть ли место шестидесятникам в школьной программе

В интервью для телевидения в ответ на вопрос, как к ней приходят стихи, Ника, слегка округляя интонацией слова, но все-таки по-детски и искренне отвечает: «Стихи приходят ко мне тихо, как сказка. Как мышонок подкрадывается». Сидя на красном диване в окружении мягких игрушек, она ласково смотрит на корреспондента с микрофоном и старается выглядеть «мило».

Корреспондент спрашивает, любит ли она Пушкина, Ника театрально задумывается и произносит: «Я люблю Пушкина так же, как люблю свою жизнь. Я дышу, потому что есть воздух, а душа моя живет, потому что есть Пушкин».

«Я затеряюсь в тумане, как маленькая звездочка в небе. Я затеряюсь в тумане, и нет до меня никому дела. Но я иду вперед, потому что верю в свою дорогу. Она непременно приведет меня к морю — там сходятся все пути. И горькие, по которым легко идти. Я отдам морю свою звезду, которую бережно несу в ладонях. Это — моё будущее. Но оно такое большое… Мне его трудно одной нести».

Третья попытка

Будущее Ники Турбиной оказалось не таким уж и большим. Когда ей исполнилось двенадцать (примерно до этого возраста она продолжала сосать соску, когда нервничала, называла ее «нюней» и всегда брала с собой на гастроли), Евгений Евтушенко навсегда исчез из ее жизни. Перестал звонить и приезжать, а она ждала.

Поэту было уже за пятьдесят, слава его шла на убыль, а история с девочкой-вундеркиндом позволила ему лишний раз напомнить о себе публике. Благодаря его поддержке о Нике узнала вся страна, она стала давать концерты и получала до 150 рублей за выступление (это чуть больше среднемесячной зарплаты по стране). Вместе с мамой и бабушкой она перебралась в Москву. О ней говорили все реже, начался переходный возраст — Ника перестала быть милой странной девочкой, которой «Бог диктует» по ночам печальные неровные стихи.

В 14 лет Турбина сыграла главную роль в фильме «Это было у моря». Там она — уже взрослая девушка, которая выглядит сильно старше своих лет, с удлинившимся лицом, поджатыми губами и недобрым взглядом — в кульминационный момент выходит из окна и стоит на карнизе, пока ее не затаскивают обратно.

После роли о ней снова вспомнили, но ненадолго, и эта короткая слава обернулась трагедией — возможно, окончательно разрушившей ее психику

Портрет Ники Турбиной напечатали на обложке журнала Read. Там его увидел практикующий швейцарский психиатр Джованни Мастропаоло. Он написал Нике, что читал ее стихи своим пациентам, и пригласил ее к себе, чтобы «проводить занятия по стихотерапии». Бабушка и мама ее отпустили, Нике было 16 лет. Она провела в Швейцарии чуть больше полугода, после возвращения никогда не рассказывала, что именно происходило между ней и 76-летним психиатром, кроме того, что он стал ее первым мужчиной. За эти полгода Ника успела стать хронической алкоголичкой.

Она больше не писала стихов и с трудом вспоминала старые, поступила сначала во ВГИК, на курс Армена Джигарханяна, потом в Институт культуры. Повзрослев, Ника возненавидела мать, с которой в детстве была болезненно близка, использовала любую возможность, чтобы подержать за руку, заглянуть в глаза. По словам бабушки и матери, их очень удивило, что Ника была на них обижена — они узнали об этом после ее смерти, перечитав дневники.

От буржуазной барышни до лауреата Сталинской премии: как Агния Барто стала главной советской поэтессой

Ника много пила, знакомые считали ее опасной и дикой. Пыталась делать передачу на телевидении — интервью с известными людьми, разговоры о самоубийстве. Проект свернули после пилотного выпуска. В 22 года Ника в первый раз воспроизвела сцену из фильма, в котором снималась подростком: пьяная влезла на карниз и выпала из окна на пятом этаже. Повредила позвоночник, но выжила. В 27 повторила попытку — снова окно, снова пятый этаж, снова алкоголь. Но выжить не получилось.

Людмила Карпова и Майя Никаноркина, бабушка и мать, забрали урну с прахом Ники через полтора месяца после ее смерти.

Постправда

Летом 2018 года вышла книга Александра Ратнера «Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…»). За пять лет до этого Александр Ратнер, «по роду занятий — ученый-металлург, а по призванию — поэт и писатель», решил стать «первым биографом Ники Турбиной на общественных началах». В начале 80-х он был влюблен в ее творчество, а после ее смерти издал сборник стихов.

Он подружился с семьей, помог бабушке, Людмиле Карповой, опубликовать ее пьесу «Ника». Он помогал семье деньгами — Майя много пила, бабушка много курила. «Я проводил в ее доме много времени, — вспоминал Ратнер о встречах с семьей Ники в своем интервью „Экспресс-газете“, — хотя это было тяжело из-за стойкого запаха дыма, смешанного с кошачьей мочой».

Майя умерла через семь лет после дочери, в 2009 году, ей было 58. Все дневники и рукописи дочери она завещала Ратнеру. Глубже погружаясь в биографию Ники Турбиной, Ратнер все больше и больше сомневался в том, что она была автором стихов. Он поговорил с ялтинскими одноклассниками Ники, учителями, поэтами и писателями, которые помнили успех маленькой поэтессы. А потом взял ее черновики и заказал графологическую экспертизу всех членов семьи.

Оказалось, что в основном стихи за девочку писала мать. Но вообще литературный проект «Ника Турбина» состоял из пяти человек: мать, бабушка, сестра бабушки Светлана, которая была нянькой у Ники, и дедушка — советский поэт Анатолий Никаноркин.

Людмила Карпова умерла в августе 2014 года, пережив дочь на пять, а внучку — на двенадцать лет.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector