Allesya.ru

Женский журнал Алеся
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Он никогда не узнает! 11 страшных секретов от мужчин

Садиста-убийцу в США не могли поймать 40 лет. Как ему удавалось скрываться?

Автор фото, MICHELLE CRUZ WHITE/SACRAMENTO SHERIFF

Джанель Крус и подозреваемый насильник и убийца Джозеф Джеймс Деанджело

Полиция США заявила, что преступник, получивший прозвище Убийца из Золотого штата, совершил как минимум 12 убийств, 45 изнасилований и сотни раз вламывался в дома по всей Калифорнии.

На этой неделе полицейские арестовали человека, который, по их мнению, все это совершил. Каким образом тому, кто совершил все эти преступления, удавалось избегать ареста в течение 40 лет?

Предупреждение: в опубликованном ниже материале приведены подробности некоторых совершенных преступлений

Вечером 3 мая 1986 года Джанель Крус оставалась дома одна — ее родители были в отпуске. Пользуясь этим, 18-летняя девушка, работавшая в ресторане, пригласила в гости друга.

Позже он вспоминал, что по крайней мере дважды они обратили внимание на странные звуки, доносившиеся с улицы и из гаража. Но Крус, которую родные описывали как добросердечную и красивую девушку, только входившую во взрослую жизнь, не придала особого значения этим звукам.

Около полуночи ее друг уехал.

  • Почему нас так интересуют серийные убийцы
  • Женщина-убийца — жертва или дьявол во плоти?
  • «Он бы убил снова»: каким был худший серийный убийца Британии

Следующим утром агент по продаже недвижимости, приехавший, чтобы показать дом потенциальным покупателям, обнаружил Джанель в ее спальне.

Она была изнасилована и забита до смерти, ее зубы были раздроблены, а лицо настолько окровавлено, что ее сложно было узнать. Рядом с домом были обнаружены следы теннисных туфель, а из сада за домом пропал тяжелый гаечный ключ.

Изначально под подозрение попали люди, которые последними видели Крус живой, а также ее бывшие ухажеры, но расследование зашло в тупик.

Полиция при этом собрала биологические образцы с места преступления и тела жертвы, но в это время практика анализа ДНК в качестве доказательств в уголовных делах находилась в зачаточном состоянии. Биоматериалы были на много лет отправлены на хранение.

Автор фото, MICHELLE CRUZ WHIE

Мишель Крус Уайт с сестрой Джанель незадолго до ее убийства

Семья Крус пыталась жить дальше, но мысли о том, что убийца Джанель остается на свободе, не давали им покоя.

«Я не могла оставаться дома в одиночестве в течение 32 лет, — рассказывает Мишель Крус Уайт, младшая сестра Джанель. — Я жила в постоянном страхе, и моя мама тоже».

В 1986 году семья об этом еще не знала, но их Джанель оказалась последней известной жертвой так называемого Убийцы из Золотого штата. Он орудовал в течение практически 10 лет и за это время стал известен как один из самых страшных садистов в американской истории.

Читать еще:  Почему плохой секс укорачивает жизнь

С начала 1970-х годов неизвестный преступник совершал нападения в различных частях Калифорнии — от Сакраменто до Лос-Анджелеса. Ему давали разные прозвища: «Насильник восточных районов», «Настоящий ночной охотник» и другие.

Лишь с появлением ДНК-тестирования полицейские поняли, что имеют дело с одним и тем же преступником. Но даже после этого им потребовалось еще два десятка лет, чтобы найти его.

«Это — часть нашей истории, несколько поколений следователей работали над этим», — заявил сотрудник офиса окружного шерифа Сакраменто сержант Шон Хэмптон.

Лучшие отзывы о фильме «Кто там»

С первых кадров фильм напомнил старенький австрийский триллер Забавные игры. да потом ещё был американский ремейк, на удивление, от того же режиссера и с Тимом Ротом. но он не дотянул по мне так до оригинала. Правда тот был пожеще психологически. И вот Кто Там (Тук-Тук) где-то на уровне американской версии — снято хорошо, достойные актеры, интересно наблюдать за развитием событий и за беспомощностью героя, но мораль странноватая на самом деле. Режиссер как будто-то потакает издевательствам, а главгерой однозначно плохой без права реабилитации. С другой стороны — а чего мы хотели от автора Хостела? Ты же? как зритель обязательно примеряешь на себя ситуацию и думаешь конечно, что поступил бы не так точно. Однако режиссер под финал вкладывает в уста девушек — нифига — все так делают и ты тоже сделаешь. Под конец прям в сарказм срывается всё. Ну. странное послевкусие на самом деле — фильм скорее ок, чем нет. особенно девушки будут на героя Ривза кивать, что вот мол вы все такие.

Отправив жену с дочерью на уикенд к морю, добропорядочный семьянин, чтящий к тому же отца и мать свою и соблюдающий все писаные и неписаные библейские законы, практически идеальный мужчина, что называется, без единого изъяна с симпатичной небритостью Эван Уэббер готовится завершить в тихом пристойном одиночестве в своем уютном престижном жилище все свои дела, непосредственно связанные с работой. Однако его исключительно скучное времяпреповождение прерывают две девицы возрастом чуть больше двадцати Дженезис и Бель, которые заблудились, попали под дождь и потому просят Эвана приютить их на время. Ближе к ночи события в доме приобретут неожиданный оборот.
Очевидной тенденцией нынешнего периода творчества небезызвестного Элая Рота, ворвавшегося в середине стерильных нулевых в мир большого кино с опасно-привлекательными идеями воскрешения из небытия ультранасилия, стало переосмысление им в духе всего современного постмодернизма, постреализма и постструктурализма той самой признанной классики грайндхауса, на дрожжах которых и вырос скоропалительно уже ставший привычным нам его избыточно-кровавый режиссерский стиль. И если так пока и не увидевший большие экраны «Зеленый ад» представлял эффектный, но философско совершенно бессодержательный оммаж не только «Аду каннибалов», но и всей диалектике итальянского каннибальского ужаса, то следующий проект Рота, фильм «Тук, тук» 2015 года, впервые широко представленный в рамках кинофестиваля независимого кино Сандэнс, возвращает зрителей к традициям старого-доброго драйв-ин и одного из самых культовых эротик-хорроров конца 70-х годов «Смертельная игра» режиссера Питера С. Трейнора — фактически одного из главных родоначальников субжанра ужасов home invasion(хотя корни его уходят в седую классику еще самого Хичкока, но так далеко Рот решил не идти, сосредоточившись на перверсивной составляющей оригинала и слегка ее даже увеличив). Впрочем, римейк от Рота будет с некоторыми оговорками, не дословно-копиистический, ибо слепо следовать оригиналу достопочтенный режиссер, бесспорно, не стал, к счастью, предпочтя создание своей версии всем известной истории об очередном незаконном вторжении и роковом влечении.
Собственно, сначала «Тук, тук» в своей жанровой нише кажется весьма стандартизированным, усредненным, посредственно-шаблонным кинотворением, у которого попеременно проявляются все многочисленные симптомы синефилии, так как Рот ничтоже сумняшеся рифмует завязку своей ленты с приснопамятными «Забавными играми» австрийца Михаэля Ханеке, меняя лишь пол центральных антагонистов, но не их мотивы(играть-играть-играть да убивать, а потом все заново начать), затем искусно сплетает, подобно двум аппетитным в своей сочной молодости «черным вдовушкам» зловещую паутину обольщения, делая своеобразные и довольно узнаваемые книксены в сторону «Рокового влечения» Эдриана Лайна, ибо Эван Уэббер суть то же самое, что и Дэн Галлахер — обычный мужчина, чья жизнь предельно размерена и патетически счастлива, но, увы, ординарна и уныла. И в этой своей неприметности, обыденности Эван кажется слишком легкой добычей для двух животно сексуальных латиноамериканок, которые, естественно, не преминут воспользоваться тем, что возбудить мужскую плоть гораздо проще, чем его же дух, в случае с Эваном и вовсе пребывающий в коматозной спячке. Первый акт трагедии несовместимости завершается изменой по обоюдному согласию и тройственным союзом, в котором дамы будут намного главнее кавалера. Первый акт — страстный танец любви, неиссякаемой похоти. Впрочем, это было так предсказуемо, но Рот всю шаблонность ситуации и шаткость первоначального сюжета облекает в форму с крайней степенью иронии, пожалуй, даже слишком напрямую посмеиваясь над излишней святой простотой Эвана, для которого фраза «прочистить трубы» означает ровно то, что должна означать, в сантехническом смысле, тогда как для двух развратных девиц аналогичная по заложенному тротилу подтекста «увлажнить губы» имеет явно глубоко гинекологический смысл вещей и призывает к скорейшему утолению сексуальной жажды новой порцией поз Камасутры, в которой Эван совсем не мастак, а так.
Изобретательно по стилистике притворяющийся классическим эротическим триллером приблизительно в первые 40 минут, соблюдающего все основные принципы единства времени места и действия в гармоничном и герметичном художественном пространстве(а маски будут сброшены весьма быстро), «Тук, тук» начинает набирать обороты уже не как постграйндхаусный порнотриллер(хотя от Рота всего следует ожидать), но как знакомое до боли torture porn, причем на смену ироническим интонациям придет черный юмор на грани фола. Второй акт — dance macabre. Что характерно, живописуя с реалистической детальностью все подробности пыток, Рот старается всеми силами держать ритм и баланс, выдерживая первую и вторую половины фильма в единой постановочной манере, почти без лишних настроенческих переходов, оставляя при этом немало места для особых авторских размышлений об истинной сути женской природы и неоднозначности мужской, причем режиссер, как всегда, выбирает сторону не жертвы, а маньячек, которым доставляет немыслимое удовольствие разрушать тот умиротворенный мир, в котором жил Эван. Мизандрические интонации поступательно преобладают в «Тук, тук» над мизогиническими, ибо мужчине в фильме Элая Рота уготована неблагодарная роль того, кому не дано даже права слова, не говоря уже об остальных конституционных правах. Следует заметить, что для некоторых нынешних порнопыточных ужасов смена идеологий с женоненавистничества на мужененавистичничество становится ведущим трендом; тот же Марсель Вальц, дитя порока немецкого андеграунда, во второй части «Маленькой смерти» решил любоваться насилием над сильным полом, отдав все бразды правления полу слабому по всем заветам Гегеля, а «Тук, тук» насмотренного Рота эти тенденции усиливает и придает им намеренно глазированный гламурностью оттенок, даже невзирая на то, что в «Тук, тук» кровь хлещет с эктравазатным гиперреализмом. Но абсурдность финала рушит все, и фильм становится прямым киновысказыванием о женской власти и мужских слабостях, которые приводят к эшафоту своевольно, и плевать, что дамы тут сплошь деграданты и дегенераты, но и Эван-то невинная овечка лишь отчасти, ибо он сам впустил в свой дом собственных палачей — но так было запрограммировано самим режиссером, мыслящем исключительными категориями дегуманизации. Нормальных людей в картинах Рота не было никогда, так давайте же сопереживать ненормальным. В дальнейшем будет лишь хардкор, борьба за жизнь и царство тотальной смерти, унижения, покорности и жестокая расплата за поспешно реализованные фантазии о любви втроем. Выживание достанется слишком дорогой ценой и никто не уйдет не заклейменным навечно стигмой порока. Не ищите более женщину, она сама Вас теперь найдет. Третий акт — танец смерти, превращающийся в сатанинскую пляску на костях и мясе.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector